История коллекции

Пожалуй, ни одно из направлений искусства не понесло такого значительного ущерба во время массовых распродаж культурного наследия советским правительством в 1920-1930-е годы, как ювелирное. Острая нехватка средств, с которой столкнулась молодая власть Советов, породила идею решить финансовую проблему за счет культурных ценностей, что привело к зияющим лакунам в истории искусства вообще и русского ювелирного искусства в частности. Во второй половине XIX – начале ХХ столетия русская ювелирная промышленность не знала себе равных. Успехи производства, а также растущий спрос на драгоценности способствовали созданию подлинных шедевров в этой области. Десять-двадцать лет спустя из них варварски вырывались драгоценные камни; в лучшем случае, бесценные памятники продавались за границу. В числе изделий с драгоценными камнями и металлами, изъятых из национальных сокровищниц и  музеев – были знаменитые пасхальные яйца фирмы Карла Фаберже - одного из самых ярких представителей русского ювелирного искусства.

Феномен Фаберже до сих пор вызывает интерес. Организованное им в последней четверти XIX века в Санкт-Петербурге ювелирное предприятие с четко отлаженной структурой и огромным творческим потенциалом, очень быстро завоевало всемирное признание. Стиль Фаберже неразрывно связан с эстетикой историзма. Во второй половине XIX века, когда формировался художественный вкус великого ювелира, с особым вниманием относились к культурному наследию предшествующих эпох. Карл Фаберже, «убежденный поклонник классических стилей», не был исключением. Прекрасный пример тому - представленное на выставке яйцо-часы «Петушок», являющееся центром экспозиции. Оно было подарено Николаем II матери, вдовствующей императрице Марии Федоровне, на Пасху 1900 года и стало своеобразной данью уходящему XIX столетию. В его оформлении, Фаберже причудливо смешал исторические стили, сочетание которых оказалось удивительно гармонично и одновременно по-русски красочно, декоративно и нарядно. Неожиданное соседство барочной пластичности, графичности стиля Людовика XVI и восточных мотивов оказалось едва ли не эталонным произведением эпохи историзма, языком которого столь виртуозно владели мастера фирмы Фаберже.

Фаберже выпускались изделия самого разного достоинства, от довольно простых до уникальных. Лучшими, безусловно, были предметы, изготовленные по заказу царствующих особ и аристократии, однако, эта связь с императорским домом и высшим обществом дореволюционной России сыграла впоследствии роковую роль для наследия фирмы. В 1920-1930-е годы, во время массовых распродаж Советской властью конфискованной собственности и шедевров из музеев, огромное количество произведений с клеймом Фаберже было либо уничтожено, либо продано за границу. Именно поэтому формирование самой значительной коллекции работ знаменитого петербургского ювелирного дома началось за пределами России.

В 1960 году американский медиа-магнат Малькольм Форбс (1919-1990) приобрел в антикварной галерее золотой портсигар Фаберже. В течение тридцати последующих лет страстного коллекционирования он собрал более трехсот раритетов, однако после его смерти началась распродажа уникального собрания. Сначала на аукционах стали появляться единичные предметы, а в феврале 2004 года, все собрание было выставлено наследниками на продажу. Целостность уникального художественно-исторического комплекса была сохранена лишь благодаря крупнейшему российскому предпринимателю Виктору Феликсовичу Вексельбергу, который полностью выкупил коллекцию Форбса, заполнив опустошенную некогда нишу в культурном наследии России.

Господином Вексельбергом был учрежден фонд «Связь времен», в распоряжении которого находится коллекция Фаберже. Она уникальна по своим размерам, типологическому и стилистическому разнообразию, высочайшему уровню исполнения предметов, многие из которых имеют мемориальный характер. Ядро собрания – пасхальные яйца, созданные по заказам российских императоров: Александра III (1845-1894) для своей супруги Марии Федоровны и его сына и преемника Николая II (1868-1918) для матери и для жены - последней российской императрицы Александры Федоровны, четвертой дочери герцога Гессен-Дармштадтского Людвига IV.

Давний христианский обычай дарить на Пасху крашеные и расписанные яйца превратился во второй половине XIX столетия в России в настоящую индустрию. Роскошные яйца из фарфора, стекла, поделочных камней, драгоценных материалов становятся настоящими произведениями искусства. Изделия работы Фаберже, не знающие себе равных по оригинальности идеи и мастерству исполнения, - наивысшее достижение этого жанра.

 

Первое яйцо от Фаберже - «Курочка» - было поднесено императором Александром III своей супруге Марии Федоровне на Пасху 1885 года и так ей понравилось, что ювелир в том же году получил звание Поставщика двора Его Императорского Величества, а заказ с тех пор стал традиционным. На протяжении более тридцати лет в пятницу Страстной недели Фаберже передавал российскому императору драгоценные сувениры. Каждое последующее яйцо не было похоже на предыдущее. Создавать из года в год новый пасхальный подарок, бесконечно обыгрывая одну и ту же форму, было довольно сложно. Тем не менее, фирма с честью справлялась с этой задачей. Однажды, благодаря сына Ники за очередное «чудное яйцо» от Фаберже, императрица Мария Федоровна восторженно воскликнула: «Просто восхитительно, этот Фаберже – просто гений и величайший художник нашего времени».

С 1885 по 1916 год Фаберже создал для императорской фамилии пятьдесят пасхальных яиц. Восемь пропали бесследно в смутные 1920-1930-е годы. Сорок два оказались разбросаны по крупнейшим коллекциям и частным собраниям. Девять из них – принадлежат фонду «Связь времен». Эта коллекция вторая по величине в мире. На одно яйцо больше – только в Оружейной палате Московского Кремля.

Уникальность собранию придает то, что оно включает этапные произведения: самое первое яйцо императорской пасхальной сюиты «Курочка» (1885), а также яйцо «Бутон розы» – первый пасхальный сувенир, подаренный Николаем II императрице Александре Федоровне в 1895 году. Великолепное яйцо «Ренессанс» примечательно тем, что оказалось последним, которое императрица Мария Федоровна получила из рук Александра III, за 8 месяцев до его смерти, а «Орден св. Георгия» 1916 года - последний пасхальный подарок матери от Николая и единственный, который она сумела увезти с собой, покидая мятежную Россию в 1919 году. «Коронационное» яйцо – одно из самых известных. Оно было преподнесено императором Николаем II своей царственной супруге в 1897 году, в память о коронационных торжествах, состоявшихся в Москве годом раньше. Внутрь его помещена миниатюрная модель золотой кареты, в которой молодая императрица следовала на церемонию, проходившую в Успенском соборе московского Кремля.

Помимо пасхальных яиц императорской серии, в собрании представлены три яйца, изготовленные Фаберже для герцогини Мальборо (в девичестве Консуэло Вандербильд, внучки американского железнодорожного магната) и русской купчихи Варвары Кельх. Впрочем, ассортимент фирмы Фаберже не ограничивался пасхальными сувенирами. Здесь выпускались портсигары, ювелирные украшения, драгоценная галантерея, письменные принадлежности, презентационные произведения с императорской символикой и др. Образцы этих изделий также можно увидеть на выставке. В большинстве своем они являются мемориальными предметами, принадлежавшими членам русской императорской фамилии, как например лорнет великой княгини Елизаветы Федоровны, пробковый портсигар с дарственной надписью императрицы Александры Федоровны супругу, часы с хрустальным глобусом из дворцового имущества.

Многие экспонаты, представленные в собрании, имеют клейма Михаила Перхина – самого известного мастера, работавшего с Карлом Фаберже. Составить представление о его творчестве позволяют не только пасхальные яйца, почти неизменным создателем которых он оставался вплоть до своей смерти в 1903 году, но и другие шедевры коллекции – уникальная рамка для фотографий с вставками из горного хрусталя, принадлежавшая вдовствующей императрице Марии Федоровне; папка-бювар, поднесенная императорской чете представителями С-Петербурга по случаю возвращения Николая и Александры в столицу после коронации.

Творчество Фаберже – давно стало одним из самых узнаваемых и ярких символов России. Тем значительнее факт возвращения на родину столь значительной и значимой части его наследия, ставший «удивительно романтичным окончанием одной из самых захватывающих историй в истории искусства».

 

Посмотреть все